Начальник участка водоотведения и очистки сточных вод комплекса «Чаплыгинский» филиала «Восточный» Юрченко Валентина Петровна: «Я не боец. Я – неправильный трудоголик!»

[ A+ ] /[ A- ]

«Человек на своём месте». Согласитесь, что когда мы слышим эту фразу, сразу понимаем –  речь идёт об успешном профессионале и о человеке, девизом для которого стали слова «На работу, как на праздник!» Справедливости ради, сразу нужно отметить, что быть на своем месте – далеко не всегда значит быть успешным с коммерческой точки зрения. Но это гарантирует вам духовное удовлетворение. Встречи с такими людьми случаются нечасто, но каждую такую встречу, по мнению автора этой статьи, можно считать настоящим подарком судьбы. Во-первых, потому, что всегда приятно видеть личность, получающую удовольствие от главного дела всей жизни. Во-вторых, общение с человеком, который   занимается тем, к чему лежит его душа, никогда не будет опустошать и утомлять вас, а, напротив, наполнять энергией и стимулировать к новым успехам. Все эти слова с полным правом можно посвятить начальнику участка водоотведения и очистки сточных вод комплекса «Чаплыгинский» филиала «Восточный» ОГУП «Липецкоблводоканал» Юрченко Валентине Петровне, интервью с которой состоялось на территории её большого и беспокойного хозяйства, находящегося на окраине г. Чаплыгин.

13Корр.: Валентина Петровна сколько абонентов обслуживает этот объект и какова его площадь?

В.П.: Площадь всего комплекса очистных сооружений (ОС) занимает шесть гектаров. Нашими абонентами являются 2000 жителей, а услугами, в общем, пользуется почти 4 000 человек, потому, что к нам поступают стоки не только по городским канализационным сетям, но и продукты водоотведения из городских и районных сливных ям частного сектора.

Корр.: Что входит в круг ваших функциональных обязанностей?

В.П.: Начнём с того, что комплекс очистных сооружений работает круглосуточно. Для нас это означает то, что каждый день мы постоянно должны контролировать работу семи канализационных насосных станций (КНС) города и непосредственно самих ОС, проводить на них, в случае производственной необходимости, все ремонтные работы и при этом ещё заниматься ликвидацией заилений и засоров на канализационных сетях.

Корр.: Сколько человек работают вместе с Вами для того, чтобы у чаплыгинцев не было проблем с водоотведением?

В.П.: Сейчас в смене на очистных сооружениях дежурят всего два человека. Кроме этого, четыре машиниста насосных установок работают на КНС, плюс два слесаря аварийно-восстановительных работ, сварщик, мастер и я.

Корр.: А какова общая численность Вашего коллектива?

В.П.: Наше беспокойное хозяйство обслуживают всего 25 человек: 11 машинистов насосных установок, 9 операторов, два слесаря, сварщик, мастер и начальник.  На мой взгляд, для такого объёма работы вместе с комплексом транспортировки и очистки сточных вод этого, явно, недостаточно. А если говорить начистоту, то я считаю, что очистные сооружения и канализационные сети нужно разделить на два абсолютно разных сегмента. Спросите почему? Отвечу прямо – при таком количестве сотрудников очень сложно одновременно обслуживать такие две ответственные структуры, особенно если учитывать их нынешнее состояние.  Вот, например, сегодня дежурная бригада начала ремонт эрлифтов на блоке ёмкостей, но   не закончив его, должна была срочно выехать на ликвидацию засора по улице Советской 2а… Часто, когда складывается подобная ситуация, я вспоминаю то время, когда эти ОС принадлежали «Чаплыгинскому заводу агрегатов». Тогда в структуру очистных сооружений входили сами ОС, две центральные КНС и центральный коллектор.  В 2007 году нас передали в муниципалитет, количество канализационных насосных станций увеличилось до пяти, но сети продолжали обслуживать городские службы. Эксплуатировать всё это было значительно проще. А в 2015-м мы вошли в структуру «Липецкводоканала» и вместе с ещё парой КНС получили и всю городскую канализационную сеть. И вот тогда пришлось начать, действительно, разрываться между очистными сооружениями в их современном состоянии и ликвидацией засоров, постоянно возникающих в городской трубах для водоотведения.

Корр.: Какова общая протяжённость ваших сетей в Чаплыгине?

В.П.: В целом, опуская технические подробности, сейчас нам приходится обслуживать более двадцати трёх километров сетей водоотведения и почти девять километров ливневой канализации.

Корр.: Валентина Петровна, Вы пришли работать на очистные сооружения города Чаплыгин в феврале 2002 года. А как начинался Ваш трудовой путь, который привёл Вас сюда?

В.П.: Родилась я в селе Дёмкино Чаплыгинского района, а свою трудовую деятельность начала в Липецке, в отделе физико-химических исследований   центральной научно-исследовательской лаборатории по строительству и стройматериалам. Прошла путь от лаборанта до инженера-техника. В период «перестройки», когда подобные исследования и лаборатории в одночасье стали никому не нужны, я перешла на работу мастером в «ГЖУ-2», где отработала почти восемь лет. В 2002 году у нас появилась возможность построить дом в Чаплыгине и вместе с мужем мы вернулись на мою малую Родину. Устроилась работать в ООО «Чаплыгинский завод агрегатов». Там мою трудовую книжку увидел Валерий Борисович Поляков – был такой директор и человек, которого я до сих пор вспоминаю только добрым словом. Именно он, посмотрев мою трудовую книжку, предложил мне должность начальника на очистных… Помню, Поляков тогда сказал другим мастерам и начальникам цехов на заводе, что, мол, у них-то вот духа маловато для этой работы, а тут вдруг слабая женщина решилась на такое! Ну, а раз так, чтоб помогали во всём, по первой же её просьбе. Я всегда с большой теплотой вспоминаю те годы работы, когда мы были структурным подразделением завода.  Срочно выточить какую-то деталь, починить насос – для нас всё делали в первую очередь… Валерия Борисовича уже давно нет, но я до конца жизни буду называть человеком с большой буквы! И ещё о самом главном тогда, когда мне нужно было принять то непростое решение – муж его полностью поддержал и пошёл работать вместе со мной инженером-механиком. Сейчас я точно знаю – если бы не мой супруг, я бы ничего не смогла здесь сделать. Скажу больше – если бы не наш тандем, то надеяться больше было бы не на кого.

Корр.: То, что вы показали сегодня на территории очистных сооружений, позволяет мне говорить о том, что сейчас речь в вашем хозяйстве идёт об элементарном выживании. Кто учил Вас выживать в сложных жизненных ситуациях?

В.П.: К сожалению, но это, пожалуй, самый точный термин, которым можно охарактеризовать наше положение на сегодняшний день.  Справедливости ради, надо сказать, что всё это неблагополучие началось ещё при строительстве данного объекта в начале 80-х и сдаче его в эксплуатацию в 1988 году.  Эти сооружения, построенные с советской уверенностью в завтрашнем дне, рассчитаны на 10 000 кубометров в сутки с учётом тогдашней перспективы развития Чаплыгина. Забегая вперёд, скажу, что мы сегодня очищаем лишь 1 000 кубов в сутки.

123

 

 

 

 

Основная сложность проекта заключалась в том, что, помимо возведения комплекса очистных сооружений, было необходимо проложить новые коллекторы и перевести на них всю сеть, по которой до этого стоки уходили в старые очистные сооружения. И всем этим занимался агрегатный завод – абсолютно не специализированная организация.  При строительстве объектов не было должного контроля. При сдаче ОС в эксплуатацию, ни пуско-наладочных работ, ни соответствующих актов приёмки, практически, не было.  Особо отмечу и тот факт, что многие объекты, которые по проекту входили в общую структуру ОС, вообще не были пущены в эксплуатацию в 1988 году.

А что касается способности к выживанию…  Я прошла хорошую школу в «ГЖУ-2», под руководством Меркуловой Лидии Михайловны, которая учила меня всем азам и готовила к предстоящим трудностям при работе в системе ЖКХ.

Но самый главный мой учитель – это мой муж, с которым мы вместе скоро будем отмечать серебряную свадьбу. Ведь женщине, сколько бы пядей у неё во лбу не было, разобраться во всём этом очень сложно, а он, так получается, со мной рядом действительно 24 часа в сутки! Представляете, какое у него терпение?

Корр.: Есть ли на территории Вашего хозяйства хоть один объект, который по Вашему мнению, заслуживает удовлетворительной оценки своего нынешнего состояния?

В.П.:  Так можно сказать только про все КНС и о компрессорной станции. Это, действительно, наше сердце.  От неё зависит подача воздуха, работа блок-ёмкостей, очистка поступающих стоков, тепло в зимнее время. Без компрессоров мы просто погибнем.

11129

Корр.: А всё остальное?

В.П.: Про всё остальное можно сказать – «тройка с минусом». Текут все крыши, все здания без капитального ремонта с 1988 года. Средств для частичного ремонта и побелки хватило только на здание лаборатории…

Корр.: Видя перед собой человека, до сих пор горящего на своей работе, вопреки окружающей Вас рабочей действительности, я хочу спросить о том, куда Вы обращались с просьбой о помощи?

В.П.: Через голову руководства я никогда не прыгала и очень надеюсь, что мои служебные записки с приложенными фотографиями и обращения к руководству ОГУП «Липецкоблводоканал» всё-таки смогут в обозримом будущем изменить ситуацию в лучшую сторону, несмотря на сегодняшнее сложное финансовое положение предприятия.

Корр.: Какая, хотя бы ориентировочно, сумма, необходима для ремонта этих очистных сооружений?

В.П.: Я глубоко убеждена в том, что ремонт наших очистных сооружений, в том состоянии, в котором они находятся сейчас, просто нерентабелен. Вместо них должны появиться новые.

Корр.: И какие же это должны быть конструкции?

В.П.: Конечно же, не такие как у нас. Наш проект морально устарел, наверное, уже на бумаге. Сейчас появились другие проекты, более рентабельные и энергоэкономичные.

Корр.: Думаю, не ошибусь, если скажу, что большинство людей имеет хоть какое-то представление о том, как в их дом приходит вода. А что происходит с отработанной водой: как она попадает к вам и какова её дальнейшая судьба?

В.П.:  По домовой сети или по коллектору вода эта попадает в канализационную насосную станцию. При наличии прямого пути до очистных сооружений КНС перекачивает воду к нам. Существует ещё такой вариант: эта вода перекачивается из одной КНС в другую, третью, только затем поступает в центральный коллектор и уже из него попадает на очистные сооружения. Если брать сливные ямы, а в Чаплыгине частный сектор, в основном, не подключен к центральному коллектору, то заказывается и приезжает спецмашина от организации, которая откачивает и привозит эти стоки сюда. Их сливают, а затем они проходят механическую или биологическую очистку.  В этом процессе есть ряд нюансов, связанных, в первую очередь, с тем, что многие сооружения очистки не были достроены в том самом 1988 году.

Корр.: Валентина Петровна, на фоне этого негатива я просто обязан задать следующий вопрос: помимо периода Вашей работы во времена Полякова, были ещё какие-то позитивные моменты в истории Вашего хозяйства?

В.П.:  Позитив был, наверное, с 2007 по 2010 год, когда нас передали в ведение городской администрации и отдали в аренду АО работников НП «СпецАТП». Тогда мы сумели провести ремонт первой линии блока ёмкостей и кровли лаборатории, купили новый турбокомпрессор, два фекальных насосных агрегата…  Потом деньги, а с ними и весь позитив, закончились.

Корр.: Расскажите об истории инфраструктурного развития очистных сооружений города Чаплыгин.

В.П.:  До 1988 года существовали только очистные сооружения агрегатного завода, которые построили году в середине семидесятых. Они обеспечивали нужды самого предприятия и части посёлка, в котором жили его рабочие. Канализация там была самотёчной. Но из-за того, что в то время город активно строился и расширялся, а старые очистные находились выше города, что не положено по нормативам, и было принято решение о строительстве новых. Когда они были запущены в эксплуатацию, построили первую КНС от агрегатного завода, потом и вторую. В результате, ОС, напорный коллектор и две КНС принадлежали агрегатному заводу, а канализационная сеть городским службам.

Корр.: Очистные сооружения, как Вы уже сказали, были построены и приняты с большими недоработками. А кто принимал решение о запуске такого «сырого» объекта?

В.П.:  Принимал его «Чаплыгинский завод агрегатов». Ну Вы же знаете, как тогда частенько бывало –  под конец года нужно сдать новый социально ориентированный объект, получить премии и т.д.  А недоделки устраним позже…Вот и получилось так, что приняли ОС в работу без достроенной хлораторной,  без станции для приёма стоков от спецавтотранспорта и микрофильтра.  Работавший здесь до моего прихода руководитель В.М Седых, пытался что-то доделать, но что можно сделать тогда, когда при раскопке вдруг выясняется, что многих трубопроводов, положенных по проекту, попросту не существует!  Или вот ещё –  трубопровод холодной воды протяжённостью 800 метров горе-строители проложили в одной траншее с кабелем и нам в 2004 году пришлось переложить его по территории ОС заново. Всё это – только небольшие примеры недоделок.

Корр.: Как Вы считаете, почему инвесторы не приходят к вам в эту сферу?

В.П.: Потому, что у нас здесь всё слишком запущено. Лет 10-15 назад, при том состоянии этих очистных, этим делом ещё можно было бы заняться, а сейчас поздно. Вопросом конкретных сумм, необходимых для ремонта, я никогда не занималась, но могу достаточно точно представить, каких денег стоит сейчас новая воздуходувка на 110 кВт или, например, ремонт линии аэротенка с одновременной чисткой трубопровода.  Насосные агрегаты, а нам требуются очень мощные, тоже стоят немалых денег. Так, что, на мой взгляд, дешевле и проще построить новые очистные, но сделать это без бюджетных денег просто нереально.

456

Корр.: Значит ли это то, что очистные сооружения города Чаплыгин на данный момент являются бомбой замедленного действия?

В.П.: Можно, без всякого преувеличения.

Корр.: И в какой момент она может «рвануть»?

В.П.: В любой.  Вы же знаете, что аварийные ситуации случаются без предупреждения. Мы, пока, справляемся со всеми трудностями, но хотим, чтобы их было как можно меньше. Для этого уже давно необходимо было, хотя бы капитально, отремонтировать блок ёмкостей для увеличения срока его эксплуатации, провести серьёзный ремонт центрального насосного коллектора на улице Радина. Сказать, что он находится в аварийном состоянии – значит не сказать ничего. Мы как-то меняли трубы, так на одном метре насчитали больше 20 заплаток. Дальше вскрывать не стали – было просто страшно. Не менее пристального внимания требует и акведук через реку Становая Ряса. Согласно данным последнего обследования, в некоторых местах толщина этого стратегического водовода меньше полутора сантиметров. Очень надеемся, что наш новый статус структурного подразделения такой мощной компании, как ОГУП «Липецкоблводоканал», обязательно поможет нам снять эти вопросы с «горячей» повестки дня в самое ближайшее время.

78

Корр.: Чем больше я узнаю от Вас, тем сильнее мне хочется спросить: зачем Вам это всё, неужели не было возможности найти другую работу?

В.П.:  А привыкаешь! А интересно!

Корр.: И в чём же интерес?

В.П.: Вы понимаете, многим это может показаться странным, но именно здесь я всегда испытываю чувство настоящей внутренней свободы и отсутствие какого-либо давления сверху. Я пришла сюда в 2002-м и с тех пор здесь всё зависит от меня. Это – раз.

Во-вторых, здесь у меня всегда есть свобода выбора действий. Я сама себе хозяйка, а это, согласитесь, для человека много значит.

Корр.: А кем Вы считаете себя в Вашем рабочем семейном тандеме – головой или шеей?

В.П.: Мы с ним, скорее всего, как Змей Горыныч! Только с двумя головами, которые всегда смотрят в одну сторону. Это очень сложно, но у нас, к счастью, так пока получается.

Корр.: Кто-то из вас когда-то говорил друг-другу про «гори оно всё синим пламенем, больше не могу – ухожу»?

В.П.: Нет, никогда! И знаете ещё что? Я здесь чувствую себя, как дома. А если такое чувство есть, то на работе всё будет получаться.

Корр.: А где сейчас Ваш супруг?

В.П.: Он вместе с бригадой работает на блоке ёмкостей.

Корр.: Что, из сделанного Вами вместе с супругом на этих очистных сооружениях, можно назвать самым масштабным и значимым проектом, успешно выполненным Вашим семейным тандемом?

 В.П.: Вы знаете, все эти 15 лет мы с мужем только это значимое и делаем. Я пришла сюда в 2002 году и тогда на первой насосной остался только один рабочий насос, который держался на двух анкерах. Все остальные сгнили. С тех пор мы каждый год ремонтируем насосное оборудование и без этих работ жизнь здесь замерла бы давным-давно… Точно так же мы занимаемся и с другими насосными – то меняем задвижки, то проводим ревизию, то навариваем крыльчатки, подвариваем коллекторы… Всё это очень значимо, ведь каждая недоделанная или неучтённая мелочь может обернуться серьёзными проблемами. Добавьте ко всему этому все вопросы, появившиеся после того, как к нам добавили городскую канализационную сеть со всеми её засорами. И так-каждый день в течение всех этих лет! Вот сейчас идёт сварка эрлифтов. Если бы мы, например, их сегодня не варили, то поехали бы заливать бетон на коллектор или поспешили бы на ликвидацию засора на Советской. Так что выходных дней у нас, практически, нее бывает, каждый – значимый! И ещё, говоря о нашей ежедневной «текучке» без права на ошибку, мне очень поблагодарить начальника Чаплыгинского участка филиала ОАО “МРСК Центра – “Липецкэнерго” Аксенова Евгения Викторовича. Это руководитель предприятия, с которым у нас сложились очень хорошие деловые отношения. Если в районе что-то случается с энергоснабжением, то мы всегда первые в его списке на возобновление подачи электроэнергии. Бывает и такое, что свои бензиновые генераторы нам эти ребята привозят, если того требует оперативная обстановка…

Корр.: Валентина Петровна, часто ли вам приходится в работе пользоваться Интернетом?

В.П.: О, да! Интернет я просто обожаю. Больше всего, люблю читать информацию о новом профессиональном оборудовании… К сожалению, на работе у меня такой возможности нет, поэтому нагоняю всё это дома.

Корр.: Общаетесь ли Вы с помощью компьютера со своими коллегами по работе в других регионах?

В.П.: У меня на это просто нет времени.

Корр.: Сейчас я предлагаю отойти от темы Вашей работы и вспомнить фразу «Кто хорошо работает, тот хорошо отдыхает». Как Вы проводите своё свободное время, если оно у Вас появляется?

В.П.: Я люблю собирать ягоды и грибы. И есть у меня на маленьком участке маленькая такая тепличка. Вот там для души я и ковыряюсь.

Корр.: Супруг помогает в этом?

В.П.: Нет, это только моё царство, куда входа больше нет никому. А так, мы любим выехать на природу.

Корр.: А рыбалка или лыжи?

В.П.: Нет, рыбу и ноги жалко…

Корр.: Есть ли заветное грибное место?

В.П.:  Да, за грибами мы ездим в Дёмкино. Там очень красиво и всегда с грибами. Мне нравятся белые, а самые любимые это луговые опята, потому, что это гриб моего детства. В этом году, вот, пару ведер маслят нарвали. Грибы всегда готовлю только сама.

Корр.: В Вашей жизни многое происходит, как это принято говорить, «не благодаря», «вопреки». Вы – боец в этой жизни?

В.П.:  Я не боец, я – неправильный трудоголик!

Корр.: И откуда такая преизбыточная тяга к труду?

В.П.:  От родителей. Нас в семье было четверо. Папа был помощником бригадира тракторной бригады, зарабатывал деньги, а мама всю жизнь занималась домом. Их работоспособность мы, дети, наверное унаследовали на генетическом уровне, причём в соотношении пятьдесят на пятьдесят. Помню, мама никогда не могла сидеть без работы. Она постоянно что-то делала. Вязала носки, что-то шила – она очень хорошо всё это делала. Она никогда не заставляла меня специально учится таким премудростям, просто всегда поступала так, что ей реально хотелось во всём подражать и помогать. Сейчас вот, вспомнилось: мама помыла полы, повсюду чисто, а мы с сестрой, для того, чтобы быть похожими на неё, взяли, да ещё раз эти самые полы и помыли…

Корр.: А что передалось Вам от отца?

В.П.:  Любовь к технике. У него был мотоцикл «ИЖ», мощный такой. Они, правда его потом продали – боялись, что мы когда-нибудь разобьёмся. Был грех – любили мы все вчетвером, поехать куда-нибудь без родителей. Нарушали, конечно, все правила… Так  вот, я ему этот мотоцикл часто помогала чинить. Ну, а дальше-больше. Благодаря ему,сумела рано узнать, что такое настоящая техника.  С той поры со всем этим очень даже неплохо дружу до сих пор!

Корр.: А как сложились судьбы Ваших родственников?

В.П.:  Старший брат стал военным, он уже давно на пенсии, старшая сестра – санврач, тоже на пенсии, а вот младшая работает в школе учителем физики и математики. Здесь у нас всё просто и обычно. Встречаемся реже, чем хотелось бы – у всех уже подрастают внуки, свои заботы… Но стремимся к этому. Часто выручает телефон, а в последний раз собирались все вместе этим летом, на мой юбилей.

Корр.: Ваши рабочие планы на ближайшее будущее.

В.П.:  Мне бы очень хотелось, чтобы всё получилось с заменой песколовок и центрального лотка.

Корр.: К какой сфере Вы, всё-таки, больше относите   Вашу работу – к энергетике или к ЖКХ? Какой из этих двух профессиональных праздников для ближе?

В.П.: Мне очень сложно разделить эти два понятия. Скорее всего, пятьдесят на пятьдесят.

Но своим профессиональным праздником я, всё-таки, считаю День работников ЖКХ. В этой сфере я тружусь с 1992 года. Но, объективно, без энергетики мы существовать не можем.

Корр.: В заключение нашей беседы я предлагаю Вам блиц-вопрос. Есть ли у Вас жизненный девиз?

В.П.: Это, скорее жизненная установка, которую я сама себе дала тогда, когда пришла сюда: «Плыть по течению, но в нужном русле и работать, но без фанатизма».

Корр.: Есть ли у Вас любимые музыкальные произведения или фильмы?

В.П.: Наверное, как и все женщины, я очень люблю кино. Любимые фильмы – «Унесённые ветром», «Поющие в терновнике» и «Собачье сердце». Обожаю российский вариант сериала «Мастер и Маргарита».

Корр.: Что Вы считаете главным успехом Вашей жизни?

В.П.: То, что у меня есть такой муж.

Корр.: Вы открытый или закрытый человек по отношению к окружающим?

В.П.: Полностью я никогда не открываюсь, нет… Считаю, что, чем меньше о тебе знают окружающие, тем скорее сложится твой позитивный образ в их глазах.

Корр.: Считаете ли Вы себя преуспевающим человеком по отношению к людям, с которыми Вам приходится жить и работать?

В.П.: Я – обыкновенный человек и мне очень нравится то, что все они именно так меня и воспринимают.

Корр.: У психологов есть термин, который называется «профессиональное выгорание». Он означает апатию к работе, хроническое утомление, постоянное желание уйти от любой ответственности и т.д. Насколько, «профессионально», выгорели Вы?

В.П.: Говорить об этом можно будет только в том случае, если я уйду отсюда.  Благодаря любимой работе, все душевные изъяны тут лечатся моментально. Бывают, конечно, и здесь очень сложные моменты, особенно зимой. Когда очень холодно и вокруг горы льда. Но, как правило, такие вещи достаточно быстро проходят и жизнь снова тебе улыбается. И я сейчас ловлю себя на мысли о том, что такое состояние души получается не от того что устала я, а от того, что «устали» мои очистные.

Корр.: Если можно – Ваша самая сокровенная мечта на всю оставшуюся жизнь?

В.П.: Пусть в Чаплыгине появятся новые очистные сооружения. Это моя самая заветная мечта!

Корр.: Я от всей души желаю Вам не только того, чтобы она сбылась, но и того, чтобы вы успели поработать на новых ОС. Спасибо вам за откровенность!

 

Интервью записал

начальник пресс-службы ОГУП «Липецкоблводоканал»

Дмитрий Поникаровский. Фото автора.

 

P.S. По информации, полученной от заместителя генерального директора по инновационному развитию С.В. Глебова и  в отделе капитального строительства ОГУП «Липецкоблводоканал», в 2017-2018 году, в рамках энергосервисного договора, на участке водоотведения и очистки сточных вод комплекса «Чаплыгинский» предусмотрены  работы по капитальному ремонту аэротенков, замена системы аэрации, воздуходувного оборудования и технологических трубопроводов. Выполнение запланированных мероприятий позволит значительно улучшить качество очистки сточных вод и снизить энергозатраты более, чем на 30 процентов.

 

Автор публикации

0
не в сети 5 часов

Admin

Комментарии: 0Публикации: 277Регистрация: 19-03-2015